Соседки

— Рома, а я потеряла работу, — встретив его утром, огорченно заявила Тамара. — Меня уволили по сокращению штатов.
— Сочувствую, тебе Тамарочка.. И, что ты собираешься сейчас делать?
— Не знаю, Рома. Хоть ты на панель иди. Да мне уже возраст не позволяет. Ты вот у нас симпатичный, богатый мужик, может я тебе своих девок буду подсылать. Ты попользуешься, по-мужски и по совести ей денежку дашь.
— А ты лучше сама ко мне приходи, — в шутку ответил Роман. — Я тебе докажу, что как баба ты совсем еще ничего.
Она с недоверием посмотрела на него.
— Ты серьезно это говоришь, Ромочка. Тебе двадцать шесть, а мне уже сорок два года. Какая я для тебя любовница? У тебя на меня не встанет уже. Тебе мои девчонки больше для постели подходят.
— Я, и от тебя не откажусь и от девчонок твоих.
— Так ты мне серьезно предлагаешь придти?
— Кончено приходи, только попозже, чтобы не засекли тебя.. У нас ведь знаешь как, увидят, что ко мне зашла, и разнесут, что ты моя любовница. Мне, да и тебе тоже, эта слава, совсем ни к чему.
Она пришла в двенадцатом часу, когда дом окончательно утихомирился. Даже штатные сплетницы, покинули свои посты возле дверей.
Роман с одобрительной улыбкой посмотрел на принарядившуюся и какую-то взволнованно обновленную Тамару.
— Выпить немного, хочешь? Хорошее вино, приятное, сладкое, чтобы не так стыдно было. Я же вижу, что ты не в своей тарелке, очень волнуешься.
— Немного, выпью, Рома. Спасибо. Но, взволнована я не из-за того, что мне стыдно. С тобой мне Ромочка, ни чуточки не стыдно. Я к тебе, как к своему, родному человеку отношусь. Просто, готовилась, шла к тебе и чувствую себя, как девчонка, спешащая на первое любовное свидание. Ты ведь вон какой молодой, а я, уж и забыла, как это ложиться под молодого парня.
— Все будет нормально. Признаюсь тебе Тамарочка, что ты привлекаешь меня, как женщина. Есть в тебе что-то манящее.. Вижу тебя и испытываю тягу к тебе, сильное желание.
Она попробовала вино и с одобрением кивнув, махнула разом весь стакан и деликатно взяла пирожное. Он подвинул к ней чашку с пирожными.
— Ешь, все. Это я для тебя наложил. У меня еще много есть, не стесняйся. Хочешь, ветчинки, или колбаски отрежу?
— Не хочу я есть. А пирожными, с удовольствием полакомлюсь. Давно их не ела.
Под воздействием алкоголя, ее бледноватое лицо, окрасилось живым румянцем, глаза возбужденно заблестели. Встав с табуретки, она села к нему на колени и нежно поцеловала сладкими от вина губами.
— Спасибо, Ромочка.
— Тамара, можно я…
Роман засунул руку в вырез ее платья и взял в руку нежную грудь.
— Они у меня уже не такие, как прежде. После родов мягкие стали. Посмотришь грудь моих девочек, сразу поймешь разницу. Они у них упругие, молоденькие.
— А мне твоя грудь нравятся. Приятно, подержаться за них. Они у тебя нежные и крупные.
Он покрутил пальцами сосок и он чутко отвердел.
— Так ты может, меня хочешь, а мы здесь рассиживаемся. Пойдем в спальню? Чего тянуть?
— Ты очень стеснительная?
— А что?
— Я хочу совмещать приятное, с полезным. Мы разденемся, ты сядешь мне на колени, и мы будем понемногу пить вино.
— Чего же мне и кого стесняться? Не тебя же? Только я может, не понравлюсь тебе при свете и ты не захочешь меня. Так я могу, кого-нибудь из своих старших дочек позвать, Нинку или Таньку. Они хоть и не тронуты еще, но меня стесняться не будут, с удовольствием дадут тебе. А я могу и домой пойти, чтобы Вас не смущать. Не обижусь, если ты не захочешь, чтобы я рядом с Вами была.
— Не выдумывай. Ты еще нормальная, соблазнительная женщина и я уверен, без одежды, ты будешь еще красивей и заманчивей.
Она грациозно сняла одежду и он поразился, насколько молодо еще и привлекательно ее тело. Сняв одежду, он сел и притянув ее к себе, начал бережно усаживать на свой член.
— Ох! Я не подозревала, что он у тебя такой большущий, — взволнованно дыша, произнесла она и держа его пальцами, мастурбируя, понемногу садилась на него, дав влагалищу приспособиться к его немалому размеру.
— Он, упирается в матку. Стоит немного пошевелиться, я сразу чувствую его.
— Давай, вот сидеть и понемногу пить вино, — наслаждаясь погружением в ее влажное, тесно облегающее член лоно, предложил он.
Держа ее грудь в руке, ритмично массируя ее, он чокнулся с ней и они выпили.
— Ромочка, мне сейчас ужасно хорошо! У меня матка сжимается от блаженства.
— Я могу кончать прямо в ней?
Она рассмеялась.
— Ты думаешь, я еще способна забеременеть от тебя? Хотя, почему же нет? Еще, возможно смогу. Да, кончай, не сомневайся. Если залечу, схожу на аборт.
— Это ты сокращаешь влагалище? Ощущение, сказочно приятное.
— Ну, что ты! Оно, само сокращается. В нем давно не было такого сильного и большого, великолепного члена. Вот оно и блаженствует. Ой, Ромка, ты тискаешь мне грудь, а у меня такая истома копится, словно внутри молоко появилось и теснит мне груди.
— Мне приятно трогать их. Они у тебя такие полные и нежные, словно у девушки.
— Их не трогали мужики, уже лет пять, если не считать того, что на работе зажмут в углу и потискают на халяву. Но, это совсем другое дело. Не возбуждает. А с тобой мне очень приятно сейчас.
— Ты останешься у меня на ночь? Я хочу тебя раз пять полюбить.
— Так много? Неужели я тебе так сильно нравлюсь, как женщина? Ты правда этого хочешь? — С недоверием спросила она.
— Правда. Я до боли в бедрах, хочу тебя. Двух раз, мне будет мало.
— Естественно, останусь. Даже, с огромным удовольствием.. Давно не спала в объятиях мужика. Девчонки взрослые, лягут спать и без мамы.
— Они знают, зачем ты пошла ко мне?
Она, хмыкнула.
— Конечно, я не говорила им, что пошла спать с тобой. Но, они видели, как я мылась, одевала свежее белье и прекрасно все поняли. Они, между прочим, тоже давно не равнодушны к тебе. Если захочешь, они с удовольствием будут спать с тобой. Я не буду им мешать. Ты мужик хороший, чистый, такому своих дочерей доверить можно. Хочешь, я им скажу, что ты хочешь встречаться с ними? Это обрадует их.
— Давай условимся с тобой. Я буду спать с Вами по очереди, давать Вам деньги, продукты, даже одежду подкидывать, для меня это не расходы, но Вы старайтесь не афишировать нашу связь.
— Я все отлично понимаю. Девочки, тоже будут молчать. Не в их интересах выдавать свои занятия проституцией.
— Это, не проституция, милая. Мы с Вами, обычные любовники..
— А деньги, как же?
— Могу я Вам просто помогать? По доброте своей.
— Конечно, можешь. Только в твою доброту все равно никто не поверит. Лучше уж больше молчать, на эту тему, пока это само не всплывет на поверхность.
— А Вы, стойте на своем. Я, Вам просто помогаю и все.
— Ромочка, меня всю трясет. Давай, я встану, а ты сделай хорошенько через зад. Давай, кончим по разочку. А то уже нет сил терпеть, так хочется.
Тамара проснулась в его объятиях и прижимаясь грудями к его лицу, откидываясь назад, блаженно потянулась.
— Ох и ублажил ты меня этой ночью Ромочка. Давно себя настоящей бабой не чувствовала. Ты меня так нежно любил.
— Ты мне ужасно нравишься, Тома. Если бы мы были с тобой близкого возраста, женился б на тебе.
— А ты мою Нинку в жены возьми.. Или просто так позови. Позови ее сегодня и убедись.
— Я поступлю иначе. Дам тебе запасной ключ, а ты и твои девочки, по очереди приходите ко мне, кто и когда захочет. Кушайте, без стеснения, пользуйтесь аппаратурой. Мне будет приятно, что квартира будет иметь жилой, обжитой вид. А то, как-то холодно, неуютно живу.
— Мы будем убираться у тебя. Ты спишь со своей приходящей домработницей.
— Мариной Николаевной? Было, однажды.
Он вспомнил, как наблюдая за ней, он подошел сзади и обняв, взял в руки ее тяжелую грудь. Она, замерла. Забрав из ее руки трубку пылесоса, он бросил ее на пол и подхватив в охапку тяжелое тело женщины, быстро отнес ее в спальню. Она лежала, точно неживая, закрыв глаза. Подняв платье, он снял трусы и увидев густо покрытый бурой шерстью длинную щель, с наслаждением засадил ей. Ее выпуклый белый живот, вздувался, чувственно возбуждая его, ее налитые бедра размеренно поднимались в такт толчкам члена. Она кончила три раза, но когда он с особым наслаждением, долго-долго кончал в ней, выталкивая в нее длинные струи спермы, она, неожиданно разрыдалась.
— Что с Вами, Марина Николаевна? Я не должен был делать это? Я обидел Вас? Простите, у меня так давно не было хорошей женщины. Увидел Вас и сорвался.
— За тридцать лет, я ни разу не изменяла мужу. Сегодня это случилось в первый раз. Мне будет ужасно совестно перед Алексеем Дмитриевичем, за эту измену.
— Какая же это измена? Ведь это я, почти насильно, взял Вас..
— Да нет, как раз, измена. Потому что, я, наслаждалась с Вами. У меня ни разу не было такого блаженства с мужем.
Он не прикасался к ней почти месяц. Бог с ней! Пусть остается верной своему Алексею Дмитриевичу. Однажды они столкнулись в дверях спальни и он не сдержался, запустил руки под ее платье и … обнаружил, что она, без трусов. Подхватив ее на руки, он отнес к кровати и поставив на колени, долго имел ее через зад, наблюдая, как содрогается от оргазма ее тело. Она снова заплакала, но на следующий день, сама пришла к нему в спальню и краснея, разделась. Они долго и пылко занимались сексом.
Недавно, он уволил ее. Она попросила его сама, потому что призналась, что любит его и все больше привязывается, как женщина.
Раздев ее, он долго ласкал ее, а затем благодарно поцеловав, отпустил навсегда. Она, как обычно, была без трусов.
— Марина Николаевна уволилась. Она, сама попросила об этом.
— Не выдержала значит.
— Ты, что имеешь в виду?
— Мне, кажется, она любила тебя.
— Да. Она сама призналась мне в этом, сказала, что все больше привязывается ко мне, как к мужчине. Она жила, спала с мужем, а непрестанно мечтала обо мне. Это знаешь, как с теми женщинами, которые прожив долгую супружескую жизнь, неожиданно обнаруживают, что их супруг, всю жизнь обманывал их, а сам, был никуда не годен в постели. Переспав с другим мужчиной, они страстно влюбляются в него и начинают мучиться виной, перед мужем, которому изменяют. Они, бедняжки, не осознают, что к этому времени, их муж полный ноль и ему все равно, что жена спит с другим мужчиной, главное, чтобы он это не знал. Для него важнее, привычная устоявшаяся жизнь и ежедневные блюда, которые так вкусно готовит жена.
— Бедная, женщина. Как, должно быть, она скучает о тебе, лежа за спиной спящего мужа, уже не способного приласкать ее.
— Да, не смотря на пятьдесят лет, она очень пылкая женщина.. Я напомнил ей это, а она испугалась и решила уйти.
— Молодец! Я уважаю ее за этот решительный поступок. Он, дался ей нелегко.
Она повернулась к нему и чувственно прижалась к нему всем телом.
— Чувствуешь, как я хочу тебя? А ведь мы, почти половину ночи, занимались любовью. Я, почти, как она, влюблена в тебя, потому что в моей прежней жизни, была одна серая будничность и не было твоего великолепного члена, от которого хочется выть, твоей горячности и желания любить меня, как женщину.
— Ну и люби меня на здоровье. Я не собираюсь жениться, потому что семья и бизнес, вещи, увы, практически несовместимые. Ты можешь находиться рядом со мной постоянно, пока я дома, провожать меня на работу и встречать с работы. Мне будет приятно знать, что меня любят и ждут.
— Я и мои девочки, возьмем над тобой шефство, — потираясь об него грудью и бедрами, произнесла она. — А пока, не хочешь ли ты хотя бы разок, повторить нашу чудесную ночь?
— С огромным удовольствием!
Опрокинув Тамару на спину, он с неугасающей страстью овладел ею. Ее половая щель, сладко чмокнув, жадно поглотила его член и они стремительно задвигались в ритме любви.
Вернувшись домой, он отомкнул дверь и раздевшись, прошел на кухню. Там его ожидал ужин. С аппетитом поев, он снял одежду и оставшись в трусах, отправился в спальню, гадая, какой сюрприз ждет его.
На кровати в его халате спала молодая девушка. Во сне, халат высоко задрался сзади, открыв его взору молодой округлый девичий зад, обнаженный, без трусиков. Девушка шевельнулась во сне, вздохнула и перевернулась на спину. Он увидел, что это Нина. Распахнутый халат обнажил ее прелестную стройную фигуру с колышущимися от дыхания холмами круглых грудей, смуглый живот с прищуренным глазком пупка, великолепно развитые бедра и чудесный гребешок волос, растущих на пухлых складках половых губ. Сняв трусы, он осторожно сел рядом с ней и наклонившись к девушке, нежно поцеловал ее в приоткрытые во сне дышащие теплом свежие губы.
Открыв глаза, она обняла его теплыми руками и они снова слились в пьянящем сознание поцелуе.
— Я приготовила для тебя ужин. Ты, уже покушал?
— Ты, настоящая мастерица. Я чуть язык не проглотил от удовольствия. Вкусно, невообразимо. Спасибо, милая, за прекрасный ужин. Ты чудесная хозяйка.
— Из продуктов, кто угодно приготовит, — польщенная его похвалой, заметила она.
— Нет. Не правда. В барах и ресторанах, продукты те же самые, но вкуса такого нет.
— Это потому, что я готовила все с душой.
— Ты будешь моей главной поварихой, любовь моя.
Целуя ее, он постепенно захватывал, накрывая собой ее теплое упругое тело. Он знал, что она, невинна, но Нина не проявляла Викакого беспокойства, хотя он уже лежал на ней, прижимая член к ее животу. Ее упругие груди смялись под тяжестью его налегшей груди.
— Тебе не тяжело подо мной?
Она, вспыхнула и отрицательно покачала головой.
— Можно любить тебя?
— Я пришла к тебе для этого и даже, разделась. Ничего, что я надела твой халат, я потом постираю его.
— Не надо. Мне будет приятно надевать его и чувствовать аромат твоего юного очаровательного тела.
— Тебе понравилась мама? Она приятная женщина?
— В каком смысле понравилась? — Улыбаясь, справился он.
— Как, женщина, естественно.
— Мы занимались с ней любовью половину ночи, и два раза сегодня утром.
— Она пришла, такая веселая и настолько неузнаваемо помолодевшая, что мы не узнали ее.. Ходит по дому и что-то весело напевает. Ты знаешь, я уверена, что она, безумно любит тебя.
— Я, знаю это. Я просто очарован ею, как женщиной. Она действительно прекрасная женщина.
— Ты знаешь, она сказала, что я могу оставаться у тебя всю ночь. Ты, хочешь, чтобы я осталась с тобой?
— А сама, ты этого хочешь?
— Еще как хочу, только, я ужасно трушу.
— Чего же ты боишься? — Удивился он. — Здесь тебе ничто не угрожает.
— Ромочка, я ужасно боюсь боли, когда ты будешь делать меня женщиной. Девочки говорили мне, что это бывает больно.
— Глупости, это, не всегда больно, но после того, как ты станешь женщиной, ты испытаешь чудесные ощущения.
— Мама мне сказала, почти то же самое. Ты, сильно хочешь меня?
— Я ужасно, хочу тебя. У меня нет сил терпеть.
Она просунула между ними руку и потрогала его член.
— Какой он большой. Я соглашусь стать твоей, если сама вставлю его.
— Делай что хочешь, мне так будет, даже приятней.
— Тогда, ляг сбоку.
Роман лег лицом к ней и замирая от наслаждения, прислушался к тому, что она делает с ним и с собой. Задерживая дыхание, она долго водила им по своей щелке, лаская внутренние половые губы и клитор. Когда ее тело конвульсивно вздрогнуло и она со стоном, выгнулась перед ним, он быстро лег на нее и воткнул член в дрожащую раковинку ее половой щели. Девушка вскрикнула от боли и замерла, но его вонзившийся член уже разрушил ее целостную плеву и погрузился в ее влажное лоно.
Тяжело охая, она заколыхалась под ним, широко раскинув поднятые полные коленки. Его член туго скользил в ее хорошо смазанной соками желания трубочке. Мгновение спустя, она уже сама стала размеренно подмахивать ему, издавая при этом тихие стоны, выдающие охватывающее ее наслаждение.
Просунув под нее руки, он подложил ладони под полненькие ягодицы и продолжил сношение, бережно стараясь входить в нее, как можно мельче.
— Ромочка! Ромочка! Милый мой! Глубже. Не жалей меня! — Простонала она и сжимая влагалищем его член, резко выгнулась под ним.
Ах, как жаль, что он не может кончить в нее! Выдернув член из ее чмокнувшей щели, он спустил на ее лобок.
— Ты, пожалел меня? Не хочешь, что бы я забеременела от тебя?
Ему почудилось, что она даже расстроилась от этого.
— Да, солнышко мое, я, не хочу, чтобы ты внезапно забеременела. Ты мне нужна именно такая, всегда свеженькая и сладкая девочка, — нежно целуя ее, ответил он. — Вот когда придет очередь твоей мамы, я спущу ей от души. Она, великолепная женщина.
— Тебе нужны презервативы, тогда ты сможешь кончать прямо внутри меня.
— Презервативы, любовь моя, вещь хорошая, но в них не испытываешь контакта с живым телом. Это, очень напоминает мастурбацию. Я хочу чувствовать все твои импульсы, страстные содрогания, волнующую дрожь твоего трепещущего лона.
— Это, оказалось не так уж больно, зато невообразимо приятно.
— Просто ты, довела себя до экстаза, и воспользовавшись им, я лишил тебя невинности.
— Наши институтские девчонки рассказывают, что у некоторых из них «ломка» происходила очень болезненно.
— Вероятно, у них, была очень толстая девственная плева. Она рвется с ощущением сильной боли. У молоденьких девушек, это, как правило, происходит очень редко. Иногда, девственная плева не рвется на члене, а растягивается, пропуская его сквозь себя. Активно занимаясь половой жизнью, девушка может оставаться целомудренной, вплоть до родов.
— Я ни за что не думала, что кончу сразу же, в первый раз. Ждала боли, неприятные ощущения, а оказалось, что это так чудесно.
— Ты уже была готова к оргазму и я лишь помог тебе.
— Это приятнее, чем …
— Чем, мастурбация.
— Да.
— Теперь у тебя есть я и как только ты захочешь, приди ко мне и я помогу тебе снять желание.
— Ты и с Леной будешь спать?
— Не знаю.
— Хотя ей всего тринадцать лет, она отлично сформированная девочка. К тому же, она уже несколько раз давала мальчишкам. Зарабатывала себе этим деньги. Иногда, ей удавалось заработать довольно неплохо.
— Скажи ей, что это, очень опасно. Мало ли что у них на членах. Она может заразиться от них. Скажи ей, что я буду давать Вам денег и ей не надо отдаваться кому попало.
Лена, была легка на помине. Не успели они поговорить о ней, как она, сама прибежала к нему рано утром.
— Дядя Рома, выручай!
— Что у тебя стряслось стрекоза? — Хмуро спросил Роман, стоя перед распахнутой дверью.. Из-за Ленкиной мордашки, выглядывала симпатичная девчурка ее лет.
— Пацаны с меня трясут деньги. В общем, я пообещала одному из них потрахаться, заранее взяла у него деньги, а мама сказала мне, чтобы я завязала с этим делом. И вот сейчас они трясут меня. Если бы мама не запрещала мне …
— И правильно, делает. Я тебе тоже говорю, прекрати заниматься этим делом в подвалах и подворотнях. Еще принесешь домой, какую-нибудь заразу..
— А как, мне зарабатывать деньги? Мы вот с Галкой спарились и вместе промышляем на улице.
— Сколько ты ему должна?
— Пятьсот рублей. А он мне включил счетчик, сто процентов за день неуплаты. Уже две штуки накапало.
— Где найти этих крутых пацанов? Я хочу поговорить с ними..
— Да, вон они, под окном, торчат. Бабки ждут. А скорее всего и бабки вытряхнут и нас хором оттрахают.
— Ну, мы это посмотрим. Так, девочки! Сделаем вот что. Ты Леночка, пока ставь на плиту чай, пошарь в холодильнике и сделай бутерброды с ветчиной. Вино, пока не трогай. Знаю я тебя, обязательно напьешься. А я, пойду, разберусь с ними.
— Так их много, ты один не справишься. Я не справлюсь, так мой аргумент их убедит, — надевая штаны прямо на голый торс, возразил Роман. — Отвернитесь! — Приказал он, заметив, с каким восторгом девочки смотрят на его член.
— Тоже мне, застыдился. Слушай, покажи мне свой аргумент.
Роман, открыл шкаф и снял с крючка кобуру с внушительным пистолетом.
— Ух, ты! Вот это да! Это их конечно убедит.
Вернув мальчишкам пятьсот рублей, Роман упер руки в бока, чтобы они увидели торчащую из-за пояса рукоятку пистолета и угрожающим тоном, пообещал отстрелить им яйца, если девчонки еще раз пожалуются ему, что они мешают им жить.
— Они сейчас мои девчонки. А своих девочек, я ни кому не даю в обиду. Тронете их, сразу убью и родители не спасут Вас..
Романа они знали, по недавнему инциденту с его ограблением. Двоим он прострелил ноги, а третьему пинком разбил яйцо, так что его угрозы не были пустыми. Пацаны клятвенно заверили, что уже забыли Ленку с Галкой, и если уж сам Роман заступается за них, они не имеют к ним ни каких претензий.
— Считайте, что эта тема закрыта дядя Рома. Ваши девочки, могут безбоязненно ходить в любое время. Их, никто не тронет. Обещаем Вам.
— Я надеюсь на это. Если девчонки, не дай бог, пожалуются, что Вы достаете мне, приду к каждому домой и на глазах родителей, отстрелю Вам все, что болтается. Останетесь меринами, не обижайтесь, я Вас только что, вежливо предупредил.
Он вернулся домой. Так и есть. Как он и ожидал эти юные соплюхи уже здорово ополовинили литровую бутылку вина.
— С Вашими врагами разобрался, а теперь, буду разбираться с Вами. Кому я говорил, не трогать вино? Тебе Лена? Поднимай платье и снимай трусы.
— Трахать будешь? — Лукаво спросила несносная девчонка.
— Трахать я тебя буду, когда ты протрезвеешь. Пьяных женщин, не люблю. А сейчас, получишь ремнем по своей очень красивой, но необыкновенно нахальной заднице.
Черта с два испугаешь эту девчонку, да и Галку тоже. Они дружно задрали платья и сняв трусы, вызывающе подняли кверху действительно очаровательные попки. Хлопнув каждой из них по заднице ладошкой, он сгреб этих юных алкашек в охапку, и поволок их в зал.
— Ложитесь и спите, не шуршите зря, а то, разбудите мне Нину, она Вам точно задаст жару.
— Что, милый дядя Ромочка, сначала сломал целочку сестренке, затрахал девчонку до смерти, а теперь к ней жалость проявляешь? Жадюга ты! Вина ему для нас стало жалко.
— Брось Ленка, Викакой он не жадюга, — примирительно произнесла Галка. — Он, от жигана нас отмазал, спать укладывает, как белых людей, на диван, а ты тут права перед ним качаешь, как настоящая.
— А, выспимся, он отжарит нас обеих, — проворчала неугомонная Ленка.
— Я, лично такому парню дать, не откажусь. С удовольствием дам и денег не попрошу.
Галка определенно нравилась Роману. Красивая, спокойная девочка. Все у нее на месте и очень сексуальна.
— На эту тему, мы с Вами девочки поговорим позже, когда я вернусь с работы. А Вы, пока спите. Приеду, так и быть, я опохмелю Вас. Ложитесь.
— Вот это другой разговор!
Уложив девчонок спать, он прошел в спальню и разбудив смутившуюся при его появлении Нину, сказал ей, что в зале спит ее сестра с подружкой. Пусть дождутся его возвращения с работы.
Ему, открыла дверь Валя. Поцеловав смущенную девушку, он дал ей денег и сказал, что сегодня, в виде наказания, он оставляет у себя Лену, а она может отдохнуть и развлечься.
— Если хочешь, придешь, ко мне завтра.
Он заметил, что расстроил девочку, но не мог же он спать сразу с тремя девушками?
Девчонки были немного навеселе и очень недовольны Леной, которая скупо налила им по стакану вина, чтобы опохмелились.
— Собирайте ужин и если справитесь с сервировкой стола, у меня есть в запасе хороший коньяк. Кстати, Галочка, тебя не потеряют родные дома?
Суетящаяся на кухне Ленка, весело рассмеялась.
— Ты бы посмотрел, что у нее дома творится, не спрашивал бы об этом. Не волнуйся Рома, никто ее не потеряет. Они, сами себя уже иногда не узнают. Пьют, каждый день не просыхая. Я Галку забрала с собой, ее хоть моя мама подкормит, а дома у нее только лишь пьют. Есть у них нечего. Все уже пропили.
У веселой, неунывающей Галки, от этих слов слезы на глаза навернулись. Роман нахмурился и жалостливо прижал к себе смаргивающую слезы девушку. Вот гады! Нет, ему определенно надо с ней что-то решать. Помочь ей в жизни. Впрочем, девочка ему нравится, так почему бы ей не жить у него постоянно? И за квартирой присмотрит и уборку в квартире сделает. Ведь Тамара и ее девочки — это связь временная. Хватит ей по улицам шляться.
— Хочешь у меня жить?
— А можно? — В ее голосе звучала робкая радость. Ее явно обрадовала перспектива жить у него.
— Если спрашиваю, значит, можно. Все зависит только лишь от твоего желания.
— Ой, конечно хочу! — Вырвалось у девочки.
Ленка завистливо вздохнула.. Повезло подружке, будет теперь в такой роскоши и комфорте жить.
— Не вздыхай, ты сегодня, остаешься у меня, до утра. Валюшу я отправил отдыхать.
Ветчина, конечно нарезано толсто и как попало, хлеб тоже.. Котлеты она также подсушила. На первый раз простим.
— Молодцы девочки. Открыв заветный шкаф, он достал бутылку «Хеннеси».
— Налью Вам по трети стакана, не больше. Это, девочки, не слабое вино, а хороший крепкий коньяк. Вы мне в постели нужны трезвые, а не полуживые.
Галка многообещающе посмотрела на него и сев к нему на колени, взяв руку, положила на грудь. Ничего у нее грудка, приятная, полненькая, упругая.
— Рома, я тебе так благодарна!
— Давайте, девочки, выпьем на брудершафт.
Лена схватила табурет и села рядом, прильнула к боку мягкой лисонькой.
Он выпил с ними и вкладывая всю свою страсть с каждой, поцеловался. У них совсем охмелели глазки.
Забравшись Галке под кофточку, он словно птенчика взял в ладонь ее нежную грудку. Проказница Ленка расстегнула молнию на брюках.
— Застегни! Не сидеть же мне при Вас с торчащим членом?
— А давайте разденемся, тогда будем все в одинаковом виде, — предложила Галка.
Он смущенно замялся. Ленка дразняще засмеялась.
— Рома, неужели ты нас стесняешься? Думаешь, мы членов мужских не видели? Еще сколько.
Все-таки, они уговорили его. Вскоре, вся дружная компания, напоминала группу находящихся на речном пляже нудистов. Увидев его боевое вооружение, девчонки пришли в восторг. Забравшись к нему на колени, Галочка балуясь трогала член. Держа ее и прижавшуюся сбоку Леночку за грудки, он ежился от необычайно волнующих прикосновений полудетских пальчиков.
— Девчонки, или мы идем в постель, потому что у меня терпение кончилось, либо Вы не трогаете его, иначе я кончу прямо в твоих пальчиках Галка.
— А что Галка, пойдем, дадим ему по разу, чтобы не мучился мужик, — предложила Лена.
— Я, не против этого предложения. Сама умираю от желания попробовать такую интересную штучку.
— Вот засадит тебе, и ты лопнешь по швам, — подначила ее Лена.
— Смотри сама не лопни.
— Вот ты и ложись первая, а я посмотрю, что с тобой станет.
Нет, к Галке, он определенно не равнодушен. Едва она легла, раздвинув перед ним свои красивые маленькие ножки, он коснулся членом ее пухлой щелочки и его даже передернуло от сладости этого волнующего момента.
Держа ее за круглые плечики, он вводил член медленными, короткими толчками и смотрел на ее разгоревшееся и оттого прекрасное личико. Сотрясаясь от его толчков, по мере вхождения члена, она все шире раскрывала глаза. Когда его лобок коснулся пухлого лобка девушки, он даже не поверил. Все его двадцать три сантиметра толстого члена, полностью поместились в маленьком девичьем лоне.
— Ох-хо! Ох-хо! Ох-хо! — Выдыхала она при каждом толчке.
У него было такое впечатление, что ее маленькое влагалище выворачивается наизнанку, а затем, возвращается на свое место. Теплый животик девушки, округло вздуваясь, нежно касался его живота и опадал, чтобы волнующе коснуться снова. А потом, его член словно стали сосать нежные губки. Громко постанывая, Галка дрожала под ним, выдаивая его конвульсивно сокращающимся в экстазе влагалищем. Она на короткое время успокаивалась, а затем, все начиналось снова. После ее пятого или шестого оргазма, он не выдержал и вытащив член, выстрелил струей в ее пушистый лобок..
Из девушки, словно выпустили воздух. Она устало закрыла глаза и со стоном облегчения, свела вместе дрожащие от утомления ножки.
— Ты сказочная девочка, Галочка! — нежно сказал он, целуя ее в устало дышащие губки.
— Я никогда не кончала столько раз, — едва слышно произнесла она и закрыла глаза.
Леночка прижалась к нему и нежно обхватив член, принялась его дрочить. Постепенно, он снова принял вертикальное положение. Встав над ним, она стала медленно оседать на него, направляя рукой в раскрытую щелку.
— Ох! Ох! М-м-м! — Постанывала она, постепенно надеваясь на него.
Роману было приятно наблюдать, как в маленькой девичьей пизденке, постепенно исчезает его гигантская толкушка. Ее маленькое влагалище настырно вбирало его.
— Глупышка, тебе необязательно засаживать его до матки. Ты просто понемногу приседай и приподнимайся над ним, лаская головкой стеночки влагалища.
Она послушно исполнила его совет и сладко жмурясь, блаженно прошептала: — «Кайф!»
Это действительно был настоящий кайф. Ее маленькая пизденка выворачивалась наизнанку, вытягиваясь вслед за выползающим из нее членом. Казалось, что нежно-розовое колечко ее малых половых губок, не выдержав напряжения, вот-вот лопнет. Но вскоре, сок испускаемый влагалищем смочил ствол и он легче заскользил по узкому каналу. Тяжело дыша от напряжения, она коротко пукнула и сконфуженно посмотрела на него.
— Не смущайся, милая. Это случается и с взрослыми женщинами, когда член для них, слишком большой.
— Нет! Это волшебно! Твоя дубинка, просто класс! Я все равно приспособлюсь к ней и мы с тобой потрахаемся по-настоящему.
— Мне приятно, что тебе нравится. Ты пукай, пукай любовь моя, не стыдись. Ты очаровательная девочка. Отныне ты будешь принадлежать лишь мне. Попробуй только, дай кому, я поймаю его и оторву ему яйца.
— Я буду трахаться только лишь с тобой Ромочка. После тебя уже не захочешь больше никого.
Он проснулся в сонных объятиях, крепко спящих рядом с ним обнаженных девочек. Из кухни доносились дразнящие ароматы борща. Ох, как давно он не ел, хорошей домашней еды. Даже дома, обходился бутербродами.
Накинув халат, он увидел на кухне, суетящуюся возле плиты Тамару.
— Какая же ты молодец, что взялась подкормить меня домашним борщом.
— Это не столько моя заслуга, сколько моей сестры. Она приехала ко мне вчера и узнав, что я решила приготовить борщ, решила мне помочь, заодно посмотреть, как живут богатые бизнесмены.
Он, только сейчас, увидел немного похожую на Тамару маленькую, аккуратную женщину с изумительно стройной и в тоже время изумительно сексуально выпуклой фигурой. У нее было очень вкусное, на его взгляд тело. У нее была прекрасная, полная грудь, тонкая талия и волнующе просторные бедра. Он представил ее в обнаженном виде, и ему пришлось сесть, чтобы она не заметила его возбуждения.
— Я плохо живу, как видите. Если бы не помощь Тамары, я бы наверняка умер от сухомятки. Бутерброды уже не лезут в горло. Давайте познакомимся. Меня зовут, Роман.
— Очень приятно, познакомиться с Вами Рома. А меня звать Марина, — смущаясь под его взглядом, протягивая руку, для пожатия, назвалась она.
— Мариша, теперь будет жить у меня. Она только что развелась со своим алкоголиком мужем, и решила переехать ко мне.. Рома, кстати, она очень большая мастерица на кухне. Любит готовить. Советую тебе попросить ее взять шефство над собой, она отказывать не умеет, и будет готовить тебе очень вкусные щи и борщи.
— О, да Вы тогда для меня настоящая находка! — По-настоящему обрадовался он. — Ради бога Мариночка, выручайте меня, не дайте погибнуть от голода, а я за это, буду Вам платить и даже оформлю Вас у себя домашней работницей. У Вас и стаж будет идти, еще деньги будете получать за работу. Вы согласны на мое предложение? Прошу Вас, соглашайтесь. Мне действительно очень нужна хорошо готовящая, умеющая управляться с домом женщина.
Умоляя ее, он был уверен, что она примет его заманчивое предложение. Еще он надеялся, что она непременно станет его любовницей. Он просто не мог пропустить мимо такую милую, соблазнительную женщину, к тому же заметил, что также нравится ей. Тамара наверняка просветила сестру насчет их близких отношений.
— Тома, конечно преувеличивает насчет моих выдающихся способностей, но готовить я, как каждая хозяйка, конечно умею, и думаю, что это у меня получается неплохо. Конечно Рома, я с удовольствием возьмусь готовить Вам, тем более, что я сейчас, как раз, временно без работы. На этих условиях, любая женщина согласится работать у Вас.
— Вот и прекрасно! — Обрадовался он. — Вам наверное нужен аванс? Нужен?
— Пока, не надо. Сейчас, у меня есть деньги. А вот недели через две, я буду рада получить аванс. Деньги ни когда не бывают лишними.
— Хорошо. Значит, мы с Вами договорились. Я дам Вам аванс позже. Вы можете чувствовать себя здесь, как дома. Берите квартиру под свою опеку, я буду очень рад этому.
— Рома, что это девчонки так крепко спят? Небось притомились с тобой? — С многозначительной улыбкой спросила Тамара.
— Пусть подольше спят. Они девочки молодые, еще растут, им силы нужны, спать нужно много.
Марина, безусловно, была просвещена сестрой, относительно их близких отношений. Он заметил ее преисполненный любопытства чисто женский взгляд и встретившись с ней глазами, понимающе улыбнулся. Он явно интересует ее. Понимая, что он угадал о ее чувствах к нему, она мило смутилась. Неужели она уже сориентировалась, что их симпатии взаимны, что его тоже влечет к ней? Интересно бы узнать, как она оценивает его? Его очень волновал этот вопрос. Он надеялся, верил, что ему удастся наладить с ней очень близкие отношения.
Вернувшись домой, он уловил аппетитные ароматы готовящихся кушаний, доносящиеся из кухни. Судя по запаху, его хотят накормить чем-то необычайно вкусным. Неужели, кто-то из девочек, решился готовить? А может быть это она успела приступить к своим новым обязанностям и полакомить его вкусными кушаньями?
Быстро раздевшись, он поспешил на кухню и увидел стоящую возле плиты Марину. Увидев его, она смущенно улыбнулась.
— Вот, решила приготовить Вам свежий ужин. Вы хотите кушать?
Она подняла голову и доверчиво посмотрела ему в глаза. В ее взгляде был вопрос и что-то такое, отчего он понял, что она готова принять его, как мужчину.
— Спасибо, Мариночка, еще как хочу. Вы не представляете, как я голоден сейчас.
Неожиданно для себя, он приблизился к ней и обхватив ладонями ее круглое лицо, приблизил к ней губы. Посмотрев в его глаза, она с милой готовностью подставила для поцелуя пухлые губы. Целуя ее, он крепко прижал ее к себе и она податливо прильнула к нему, мгновенно утонув в его объятиях. Поцелуй, опьянил его, как вино.
— Дома, кто-нибудь есть? — Хрипло спросил он, глядя в ее глаза.
Она поняла значение его вопроса и смущенно зарумянившись, отрицательно покачала головой. Нет, она одна. Дома сейчас никого нет.
— Мариночка, я надеюсь, здесь ничего не пригорит, если я Вас ненадолго похищу?
— Нет, конечно. Щи варятся на медленном огне, так что минут на двадцать я свободна. — Не обижайте меня Рома. Я полностью доверюсь Вам.
Она доверчиво спрятала лицо у него на груди. Оказавшись у него на руках, она радостно ахнула и словно от страха, крепко обхватив его шею руками, припала к его груди.
— Я же очень тяжелая, Рома, смотри, не надорвись.
— Ничего, ты для меня дорогая ноша, руки не тянет. Да ты и не тяжелая, очень легкая даже, — жадно целуя ее на ходу, произнес он.
Занеся ее в спальню, он с поспешной лихорадочностью, раздел ее и сбросив одежду, схватив маленькое, плотное тело женщины, мгновенно увлек ее в постель.
— Как же мы, вот так, сразу? А, Рома? Мы ведь с тобой почти не знакомы.
— Разве ты не заметила, что сразу же, с первого взгляда, очень понравилась мне. Ты очень привлекательная женщина. Я очень рад, что мы сблизились. Больше я не отпущу тебя. Ты должна быть моя.
Аромат ее кожи опьянял его. Утопив лицо в ее теплой, упругой груди, он мягко прихватил торчащий сосок и с жадностью сося ее грудь, нежно огладил руками ее милое тело, не упуская ни одного бугорка, ни одной впадинки.
Обхватив ладонями полненькие ягодицы, он принялся страстно мять их, словно тугое, пышно взбитое тесто, и раздвинув коленом ноги, словно опасаясь, что она откажет ему, поспешно вонзил член в складки ее смеженной половой щели. Она протяжно застонала и до боли прижала его к себе.
— Господи! Как я хочу тебя! Если бы ты только знал! У меня давным-давно не было мужчины, — жарким, волнующим кровь шепотом, сообщила она. — К другим мужчинам меня ни разу не тянуло, а к тебе, как магнитом влечет. Если бы ты не взял меня, я сама бы пришла к тебе в постель.
— М-м-м, какая ты вкусная! Я безумно хочу тебя.
Он любил ее с такой жаркой страстью, словно у него как минимум сто лет не было женщины, точно совсем недавно он еще не любил двух молоденьких девушек. Было в ней нечто такое, отчего его желание множилось тысячекратно.
У нее едва не выкипели щи. Сбегав нагишом на кухню, она быстро выключила плиту под выкипающими кастрюлями и возвращаясь, на половине пути, встретила его. Схватив ее на руки, жадно целуя дарующее ему наслаждение прелестное женское тело, он снова понес ее в спальню. Марина осознала, что они по-настоящему страстно любят друг друга. С первых мгновений их страстного соединения, она привязалась к нему так прочно, словно они были близки бог знает сколько. Он был желанен ей.
Не смотря на то, что она была на восемь лет старше Романа, в постели он был главный. Он был нежным и властным повелителем ее души и стосковавшегося по жарким мужским ласкам, трепещущего от ласк тела.
Галка проснулась поздно днем, и сонно щуря заспанные глазки, вдруг услышала в спальне Ромы скрип кровати и тягостные женские стоны.
«Он, кажется, снова трахает тетю Тому», — подумала она и с сожалением вздохнув, медленно поплелась в свою комнату.
Когда женщина стонет так сладко, значит Рома выкладывается на ней во всю мощь и к нему не стоит лезть. Она не станет мешать ему, если он захочет ее, то придет к ней сам.
Марина надолго поселилась у него. Ей было хорошо и уютно с ним. Ей было приятно ощущать себя желанной и страстно любимой женщиной. Живя с ним, она с радостью подметила, что за все проведенное с ним время, она ни когда не вспоминала о брошенном ею муже. Словно его не было никогда в ее жизни.
Отлично ориентируясь, в том, что случилось между ними, Тамара решила не мешать неожиданному счастью сестры и, оберегая ее покой, даже запретила дочерям, приходить к нему. Если они понадобятся Роману, вспомнит о них, то позовет их сам.
— Ромочка, я знаю, что ты очень любишь моих племянниц, они сейчас очень скучают без тебя. Ты прочно влюбил в себя наших милых, безгранично обожающих тебя девочек. Ты знаешь, я женщина не стеснительная и не сержусь на то, что они ведут себя со мной, как со своей ровесницей. Прошу тебя, не забывай о них, — попросила Марина. — Ты можешь порой приглашать их к себе, да и Тамару тоже. Хотя ей будет стыдно спать с тобой в моем присутствии, но я буду делать вид, что крепко сплю, а со временем, она тоже привыкнет к моему существованию. Давай, пригласим к нам Леночку? Приласкай ее. А то, Тамара недавно сказала мне, что она ночью часто мастурбирует. Ты разохотил и забыл ее. Это не хорошо.
Слыша слова любимой, Роман тотчас вспомнил нежную крошку Леночку, и ему неудержимо захотелось приласкать ее, снова испытать страстную дрожь ее трепещущего девичьего тела.
— Ты отлично придумала это, лапочка моя! — Радостно воскликнул он, целуя ее. — Позови ее сюда, скажи ей, что я очень хочу увидеть ее.
Лена прибежала и краснея, вопросительно посмотрела на него.
— Скажи. Ты можешь остаться сегодня у меня до утра, крошка? Хочешь остаться со мной ночь?
— Ой! Конечно, могу Рома. Хоть сколько!
Раскинув стройные ножки, она лежала и смотрела, как в ее щелочку постепенно входит огромный член мужчины. Сосед Сережка, недавно попросил у нее после ночи с Романом. Решив сравнить их, она пошла к нему. Ей конечно, было приятно, но она почти не ощущала его член. Он даже вспотел, стараясь подарить ей оргазм, но у него все равно ничего не получилось. Сейчас же, когда она занимается любовью с Ромой, совсем иное дело. Стоило ему коснуться членом щелки, ее матка страстно сжалась в предвкушении блаженства.
Тоненько постанывая и непрерывно пукая, она задыхалась от блаженства. Оставив ее отдыхать, Роман повернулся к Марине и распаленная зрелищем их волнующего соития, она с готовностью раскрылась перед ним. Лежа рядом с ними, девочка смотрела, как подняв круглые колени, тетя Марина, сладко постанывая от удовольствия, размеренно раскачивается под ним. Роман зарычал и вбивая член в женщину, разрядился в ней.
— Рома, я могу вызвать к себе дочь? — Почти не сомневаясь в его согласии, спросила она, прижимаясь к нему горячим после любви нагим телом.
Теребя твердый сосок ее полной груди, он с удивлением спросил.
— У тебя есть дочь? Извини, я не знал об этом. Конечно пригласи ее милая, пусть она живет с нами. Она уже большая девочка?
— Очень. Ей восемнадцать лет.. Я только боюсь, что увидев ее ты немедленно влюбишься в нее и забудешь обо мне, а я привязалась к тебе.
— Нет, любимая, тебя я ни когда не забуду. Более того… Ты согласна стать моей женой?
— Стать твоей женой? — Марина растерянно посмотрела в его глаза.
— Конечно, я согласна, но как же Тома, как девочки. Ведь они безумно любят тебя. Для них это будет большим несчастьем. Если я отниму тебя у них, они возненавидят меня. Я приму твое предложение, если ты будешь продолжать встречаться с ними. Я даже не стану расстраиваться, если тебе приглянется моя красавица Настенька. Вот увидишь, она сразу понравится тебе. Я хочу забрать ее оттуда, Ромочка, чтобы оторвать ее от этого ужасного Гены. И что она в нем только нашла? Я ужасно боюсь, что он, не дай бог, приучит ее к алкоголю и наркотикам. Мне очень хочется, чтобы моя дочь была счастлива. Я отдам ее тебе. Ты можешь любить ее, только лишь меня тоже не забывай, любимый.
— Хорошо, милая. Я согласен на твои условия. Пусть все остается по-прежнему, но ты должна непременно стать моей женой. Я люблю тебя и не хочу расставаться с тобой.
— Я выйду за тебя замуж Ромочка. Я, по-настоящему, по-бабьи, люблю тебя.
Поначалу Тамару смущало присутствие в постели сестры, но после двух вечеров, когда он по очереди страстно любил их, она смирилась с этим. Услышав от них, что Марина выходит за него замуж, она огорчилась, потому что любила Рому, но узнав, что в их отношениях ничего не изменится, обрадовалась. Более того, успокаивая ее, он сказал ей, что она будет его второй, неофициальной женой и может спать в его постели вместе с сестрой.
— Я слышала разговор своих девчонок. Они решили жить только лишь с тобой, быть твоими женами. Галочка, так та вообще безумно обожает тебя. Не оставляй эту милую девочку. Она по-настоящему, как женщина полюбила тебя. Если ты оставишь ее, для нее это будет большой трагедией.
— Я не собираюсь оставлять ее. Кстати, нечего ей жить у Вас. У меня есть две свободные комнаты. Одну мы оставим Настеньке, а во вторую пусть навсегда заселяется Галочка. В тесноте, да не в обиде.
— Правильно Рома. Пусть девочка живет с нами, она станет для меня второй дочкой, — сказала Марина.
Вернувшись с работы, он поцеловал в прихожей встретившую его расцветшую от счастья Марину и проходя по коридору увидел суетящихся в выделенной ей комнате Галочку и девочек. Перецеловав их, он с одобрением осмотрел чудесно изменившуюся комнату.
Оставив в постели изнеможенную любовью Марину, он пошел к Галочке пожелать ей доброй ночи. Увидев его, она медленно опустила вниз одеяло, обнажая перед ним свое ослепительно прекрасное, юное тело. Не выдержав искушения, он лег к ней и накрыв собой ее взволнованно трепещущее тело, с восторгом вошел в нее.
В ее жизни словно не было постыдного занятия проституцией. Не смотря ни на что, эта милая девушка сохранила внутреннюю чистоту. Любя ее, он наслаждался ее нежными целомудренными ласками. Вминая в постель ее сотрясающееся в экстазе тело, он впервые спустил в нее.
Приехав к маме, Настенька была изумлена, буквально ошеломлена ее чудесным преображением. Ухоженное, незнакомо помолодевшее лицо мамы, светилось нескрываемым счастьем.
Ее поразило неожиданное решение мамы стать женой едва знакомого ей молодого мужчины, с которым, как известно ей, она познакомилась совсем недавно. Месяца не прошло, а она уже готова выйти за него замуж. А тут еще двоюродные сестренки с таким нескрываемым восторгом, ярко живописали ей, что все они, без исключения, безумно влюблены в него, часто спят с ним. Что обожаемая ею тетя Тома, тоже стала его любовницей, но он очарован ее мамой и поэтому попросил ее стать его женой. Она конечно же не могла отказать ему, дала согласие, но безоговорочно решила, что в сложившихся отношениях между ними, все должно оставаться по-прежнему. Что живущая с ними Галочка, их лучшая подружка и его любимая девушка.
— Настя, едва ты познакомишься с ним, ты тоже полюбишь его. Он такой милый мужчина, что его невозможно не любить.
Ну мы это еще посмотрим. Бросаться в объятия первого попавшегося мужчины, она не намерена.
Квартира у него, вне всякого сомнения прекрасная, даже роскошная. Мама сообщила ей, что он выделил для нее небольшую, но уютную комнату, специально к ее приезду обставленную им мягкой кожаной мебелью, которая, вероятно, стоит целого состояния. С итальянской, сияющей вишневым лаком широкой, точно аэродром, красивой кроватью, к тому же, застеленной великолепным бельем. Такой прекрасной постели у нее еще ни когда не было. Заметив ее восторг, мама усмехнулась и проведя ее в свою спальню, в которой она спала с ним, показала ей изумительно красивую и еще более широкую, чем у нее кроватью.
Еще не видя хозяина дома, Настя заранее с предубеждением настроилась против него. Он просто подкупил роскошью маму, тетю Тому и сестренок. Но она не такая слабовольная, падкая на роскошь девушка и если он попытается полезть к ней в постель, она так шугнет его, что ему не захочется повторять свои любовные поползновения к ней. Она, не продается.
Впервые вечером познакомившись с ним за ужином, она с неудовольствием на саму себя ощутила всю силу его обаяния, под которое невольно попала. Она также замечала с каким обожанием смотрит на него мама, а Галка и присутствующие за столом сестренки не отводят от него восторженных глаз. Заметила, как он мимолетно прижимает к себе подходящую подлить ему суп в тарелку маму и это безумно нравится ей. С ревностью наблюдала, как любовно горят глаза мамы и в ответ на его короткие ласки, она прижимается к его шее грудью.
Горя от любопытства, она подкралась к их спальне и приникнув ушком к замочной скважине, услышала восторженные стоны и всхлипы мамы, вскрики тети Тамары и тихий смех присутствующей при этом Галки.. И как только мама не ревнует его к ним?
Живя с ними, она незаметно привыкала к нему, и однажды неожиданно поймала себя на мыслях, что ее обижает его невнимательность к ней, словно она не хорошенькая девушка, а так себе, обычная дурнушка, каких много вокруг.
Забыв свои мысли, что она ни за что не поддастся на его обаяние, она стала всячески привлекать к себе его внимание. Но он, словно не замечал этого. Решив идти ва-банк, она перехватила его в коридоре и подойдя вплотную, с обидой спросила: — «Почему ты Галке заходишь пожелать доброй ночи, а ко мне нет? Ты что, сердишься на меня?
— Что ты?! Конечно нет. За что мне на тебя сердиться? Я думал тебе неприятно мое появление, но раз ты обижаешься, я буду заходить к тебе пожелать доброй ночи.
Готовясь спать, к его приходу она специально надела полупрозрачную рубашку, которая не скрывала очертаний ее упруго вздернутой груди. Сквозь ее тонкую ткань волнующе просвечивали напряженные сосочки, окруженные розовыми ореолами, под выпуклым животиком маняще темнела покрытая волосиками маленькая половая щель. С удовлетворением осмотрев себя в зеркало, она легла в постель, хитро притворившись крепко спящей..
Войдя в ее комнату, Роман увидел на постели почти полностью обнаженное тело прелестной, молодой девушки. Случайно посмотрев на ее бедра, он увидел просвечивающуюся под тонкой тканью короткой ночной рубашки ее крошечную щелочку и его словно обдало волной желания. Сев рядом с ней, он бережно провел ладонью по ее атласной ножке и подняв на ее бедрах рубашку, низко склонившись к ним, жадно вдохнул дурманящий запах полового органа девушки. Теряя рассудок, он страстно припал губами к ее маленьким губкам и страстно, взасос целуя половую щель Насти, крепко стиснул рукой ее тугую грудь. Словно пробуждаясь от сна, она открыла глаза, хотела искусственно возмутиться, но нахлынувшие чувства с невероятной силой охватили ее. Вцепившись пальцами в густую гриву его волос, она со стоном выгнула навстречу ему бедра и раскрыв их, подставила щелочку под его обжигающие поцелуи.
Скользя вверх по ее телу, он поднял бедра и держа член, принялся искать им вход в ее лоно. Отобрав его, она воткнула его сама в половую щель и вскидывая бедра, постепенно вобрала в себя его член. Страстно целуясь с ним, Настя умело и ритмично вскидывала бедра навстречу его размеренно скользящему в ее половой щели члену.
— Ромочка, — задыхаясь прошептала она, — это изумительно. Ты можешь приходить ко мне и любить меня в любое время. Знаешь милый, я хочу родить от тебя малыша. Подари мне младенца.
— Твоя мама тоже просит малыша.
— Вот и хорошо, мы с мамой родим тебе деточек.
— Я с удовольствием исполню твою просьбу Настенька. Сделаю тебе маленького, но, до этого, я хочу полностью насладиться твоим чудесным телом.. Кстати, как идут твои дела со школой? Тебя приняли?
— Приняли. Школа мне нравится. Говорят, она самая лучшая в Вашем городе.
— Да, это лучшая не только в нашем городе, но и в области вообще, элитная школа. Я специально договорился с ее директором, чтобы они приняли тебя. Вообще же в нее длиннющая очередь, но мне они отказать не могут. Недавно, я подарил им два компьютерных класса, поэтому директор с восторгом согласилась принять тебя..
— У меня очаровательная женщина руководитель класса. Ольга Николаевна попросила меня пригласить родителей. Сказала, что мне лучше попросить придти к ней моего папу. Можно ты будешь моим любимым папочкой и сходишь в нашу школу? — Ластясь к нему, лукаво попросила его юная ученица.
— О, с удовольствием! У меня и без того был запланировано посещение этой школы, так что завтра я непременно наведаюсь к Вам.
Ольга Николаевна была очень наслышана о щедрости успешного предпринимателя Романа Карданова, но не была лично знакома с ним. Обсуждая его, молодые преподавательницы с восторгом отзывались о его необычайной щедрости, говорили, что он опасно обаятельный молодой мужчина. Это очень заинтересовало Ольгу.
Ольга была невезуча. Встречавшиеся на ее жизненном пути мужчины, хотя обладали внешней привлекательностью, но как правило, отличались патологической скупостью. Быстро разочаровавшись в очередном избраннике, она без слез и сожаления решительно расставалась с ним. Вскоре она сделала для себя простой вывод, что лично для нее, лучше не выходить замуж, а значительно выгоднее стать любовницей состоятельного и щедрого бизнесмена, который бы содержал ее, преподносил ей роскошные подарки. Таким любовником может стать например, тот же Карданов. Хотя говорят, он собирается жениться на сестре своей соседки, с которой, по слухам, он также находится в интимных отношениях. Значит он человек достаточно широких взглядов и наличие супруги не помешает ему иметь красивую возлюбленную.. Она, Ольга, непременно должна использовать его сегодняшнее посещение школы, и стать ею.
Знакомясь с классным руководителем Насти, он почти мгновенно угадал ее стремление сблизиться с ним. Превосходно понимая, что он Викакой ни папа Насте, она на полном серьезе обсуждала с ним успехи своей новой ученицы. Разговаривая с ней, он оценил стройность ее цветущей превосходно сложенной фигуры, красивую выпуклость великолепно сформированной груди, обольстительную полноту стройных ног, и решил, что она достойна стать одной из его возлюбленных. Если она станет его любовницей, у Насти тогда не будет проблем в школе.
— Ольга Николаевна, я приглашаю вечером Вас на ужин в ресторан. Не откажите мне в любезности, разделите со мной мой скромный обед.
Предчувствуя победу над ним, Ольга вспыхнула от удовольствия. Нет, ресторан помешает осуществлению ее планов, будет лучше, если она пригласит его к себе домой.
— В ответ на Ваше любезное приглашение, в свою очередь я приглашаю к себе на обед домой. Я не люблю ресторанов. Разносолов, правда, я Вам не обещаю, но хороший вкусный обед, будет.
— О, я с удовольствием принимаю Ваше приглашение. Кстати, — посмотрев, на дорогие наручные часы, заметил он, — время уже вполне обеденное.
— Так может и отправимся прямо сейчас? — Обрадовано спросила она. — У меня сегодня больше нет уроков и я вполне могу отлучиться до вечера, только лишь схожу к Елене Константиновне и предупрежу ее.
Он был уверен, что директор, не откажет ей. Не старая еще, Елена Константиновна кокетничала с ним и была явно неравнодушна к нему. Он заметил в себе этот талант, очаровывать одиноких женщин. Кстати Елена … О ней ему тоже следует подумать. Если он приручит ее, Настя может без проблем доучиваться в своем одиннадцатом классе. Но, это позже, а пока в его планах Ольга с ее готовностью улечься с ним в постель. Он пойдет к ней навстречу, и сегодня, возможно, как следует, приголубит ее. Она стоит того.
Извинившись перед ним, Ольга пошла переодеться. Вернувшись к нему в миленьком домашнем халатике она обрела еще более соблазнительный вид.. Обтягивающий ее выпуклое тело тесный халат подчеркивал зрелость ее великолепных форм. Шагнув чуть шире, она открыла высоко оголенную до трусиков ногу и ярко вспыхнув, стремительно сдвинула полы.
— Простите, Роман.
— Вам не за что просить прошения Оля, извините, Ольга Николаевна. То что я ненароком увидел сейчас, вызывает во мне чувство восхищения. Мужчине не часто приходится любоваться такой совершенной красотой.
— Вы льстите мне.
— Ни чуть. Вы действительно совершенство …
— Для Вас я просто Оля, Роман.
— А я для Вас Рома. Принимается?
— Спасибо Ромочка, конечно принимается.
— Вы красивы Оля и Вам нечего стыдиться в своем облике. Он совершенен.
— Мне приятно слышать это Рома. Не подумайте чего ни будь такого, я обычная женщина, и как всякой женщине, мне приятно выслушивать похвалы мужчин.
Отвечая ему, она подошла к столу и склоняясь над ним, налила чай. Полы ее халатика снова раздвинулись открывая перед ним ее полные, стройные с атласно гладкой кожей ноги.. Уже не задумываясь о последствиях, он положил на них ладони и скользя вверх по гладкой коже, скользнув пальцами под трусики женщины, накрыл ими ее пушистую половую щель. Изумленно ахнув, она замерла держа на весу заварник из изогнутого носика которого, заливая скатерть, лилась тонкой струйкой чайная заварка.
— Поставь чайник Оля, а то ты испортишь скатерть, — посоветовал он, продолжая ласкать ее половой орган.
Послушно поставив чайник, повинуясь его рукам, она покорно опустилась ему на колени и раздвинув полные ноги, закрыв затуманенные страстью глаза, позволила ему ласкать себя.
Подхватив ее на руки, он пошел в спальню и положив ее на постель, раздвинув халат, снял с нее трусы. Перед ним обнажились плотно сомкнутые припухшие складки небольшой половой щели, окаймленные гребешками темно-русых волос. Поспешно раздевшись он перекинул через нее ногу и приподнявшись над ней, всадил до лобка член.
Продолжительно застонав, Ольга судорожно обняла его и вскидывая навстречу широкие бедра, стала со стонами блаженства подмахивать ему.
— Ромочка, ты будешь навещать меня? — С надеждой спросила она.
— Конечно буду Оленька. Я обожаю тебя. Между прочим, у меня есть приятное предложение..
— Какое же предложение, милый? Я с удовольствием выполню любое твое желание.
— Во-первых, я дам тебе пять тысяч долларов, чтобы ты могла красиво одеться к вечеру.
— О, как ты мил! Что же еще?
— Я привезу сюда вино и продукты, ты приготовишь ужин и мы с тобой пригласим к тебе всех преподавателей класса, в котором учится Настенька. В числе приглашенных гостей, конечно же, должны быть директор и завуч.
— Это отличная идея. Я все поняла, милый. Ты хочешь задобрить их? А меня ты тоже задабривал любовью? Признавайся.
— Хотел, но когда увидел тебя, оценил твою прелесть, по-настоящему воспылал к тебе страстью. Мы должны встречаться с тобой Оленька.
Узнав, что вечеринку в квартире Ольги организовывает Роман Карданов, приглашенные директор, завуч и педагоги Насти, с энтузиазмом откликнулись на его приглашение и дружно явились к ней.
Ольга ошеломила их дороговизной вечерних нарядов. Все сразу поняли, что она стала его любовницей. Но, ни кто не осудил ее. Даже замужние дамы, которых среди приглашенных коллег Ольги было всего две, с готовностью бы согласились стать его любовницами. Карданов был щедрый и богатый мужчина, не скупящийся на подарки близких ему женщин..
Держа бокал с вином Елена Константиновна уединилась на балконе. Закурив сигарету, она стояла облокотившись на перила.
— Хороший вечер, не правда ли?
— Ах, это Вы? Да, вечер прекрасный.
— Что же Вы уединились Елена Константиновна? Неужели Вам скучно с нами?
— Увы, среди моих коллег, достаточно молодые женщины, с которыми мне не о чем беседовать. Мы слишком разные с ними.
— Вы не такая уж пожилая женщина. Смотря на Вас, я отдыхаю душой. Вы прекрасно воспитаны, хороши собой, умеете великолепно держаться.
— А Вы оказывается очень опасный мужчина Роман Дмитриевич. Будь я немного моложе, у меня бы могла закружиться от лести голова. Но, слава богу, я уже не так молода и неопытна.
— Но Вы, не настолько стары, чтобы не реагировать на лестные для Вас слова. Мне известен Ваш возраст, Елена Константиновна.
Его взгляд скользнул по туго обтянутому юбкой обширному заду женщины. Заметив на себе его вкрадчивый взгляд, она смущенно покраснела и распрямившись повернулась к нему. Взяв из ее руки фужер с вином, он поставил его на столик и чего она совсем не ждала, обхватив руками ее щеки, нежно и чувственно поцеловал ее в дрогнувшие от прикосновения губ губы. Словно в нерешительности, ее полные руки медленно поднялись вверх и обвили теплым кольцом его шею. Она ответила на его поцелуй.
Ощутив на своих ягодицах его руки, она попробовала отстраниться от него, но он с силой прижал ее к себе. Женщина со смущением ощутила возбуждение охватывающее ее истосковавшееся по мужским рукам тело.
— Роман …
— Лена, останься на ночь у Оли.. Я приду к тебе ночью.
— Ты с ума сошел! — Испуганно зашептала она. — Ольга расскажет моим подчиненным о нашей связи и тогда мой авторитет рухнет.
— Она никому, ничего не расскажет, Лена. Ольга моя любовница. Я прикажу ей молчать. Она беспрекословно слушается меня, потому что надеется на мою благосклонность. Останься сегодня у нее, я приду к тебе.
Его руки смяли ее полные ягодицы. Повторив крепкий поцелуй, он оставил ее в смятении.. Елена понимала, что не в силах противиться ему. Она любит его и мечтает о своей доле удовольствий. Ее хмельная от его страстного поцелуя голова, неудержимо кружилась. С трудом придя в себя, она вернулась к остальным гостям.
Желая добиться его внимания, расслабившись от хорошего вина, молодые преподавательницы беззастенчиво липли к нему. Зная о том, что между ними случится ночью, Елена Константиновна пожаловалась Ольге на плохое самочувствие и радушная хозяйка предложила ей остаться у нее до утра.
— Хотите, я устрою Вас в комнату, где Вы сможете полежать и отдохнуть? — Заботливо спросила она.
Едва не дрожа от волнения, Елена согласно кивнула. С этого момента, она принадлежит ему. Ну и пусть. Она тоже хочет любви. Почему она не старая еще женщина должна отказываться от шанса полюбить пришедшегося ей по душе обаятельного мужчину? Она вспомнила свои ощущения, когда он с силой прижал ее к себе и низом живота она почувствовала его желание, и в который уже раз за этот волнующий вечер ощутила новый прилив желания. Она страстно хотела его.
Запыхавшись после череды непрерывных танцев, он пошел на кухню и налив холодного сока, с наслаждением выпил его. Неожиданно окружив в темноте кухни, расшалившиеся женщины стали прижиматься к нему. Обняв их, он взял их за груди и поворачивая лицо, поцеловал их в подставленные губки.
— Девочки, сегодня я занят. Меня ждет …
— Мы знаем, Рома. Если хочешь, мы можем встретиться у Вали.. Это наш преподаватель химии. Как большинство наших женщин, она обожает тебя.
— Давайте встретимся у нее завтра? Но, как я найду ее квартиру?
— Мы положим тебе в карман пальто запасной ключ и адрес ее квартиры. Мы ждем тебя у нее, Ромочка.
— Договорились девочки.
Едва все гости разошлись, он шепнул Ольге, что Елена не зря осталась у нее до утра.
— Я уже все поняла. Ты можешь переспать с ней, но потом, приходи ко мне.
В комнате Елены царил полумрак. Прислушавшись к темноте, он услышал ее взволнованное дыхание и расстегивая на ходу одежду, пошел на его звук. Ощутив прикосновение его руки, она отпрянула. Сняв одежду, он лег к ней и притянув к себе ее полуобнаженное тело, расстегнул лифчик. За ним последовали трусы. Прижимая к себе обнаженное трепещущее тело женщины, он страстно приник к ее губам. Целуя ее, он гладил ей спину, полные ягодицы, шею. Бережно перевернув ее на спину, он лег сверху и разжимая коленом ее ноги, коснулся членом расщелины между ее половыми губами. Утопая в ее теле, он прижал ее к кровати и глубоко вонзая член, принялся страстно любить ее.
Жарко дыша широко открытым ртом, Елена изнемогала от блаженства. Ее любил молодой, сильный и пылкий мужчина, которого она жаждала. Охвативший ее оргазм был такой силы, что судорожно взметываясь под ним, она громко и несдержанно застонала.
Он ушел от нее под утро, дав слово, что будет часто приходить к ней. Елена полюбила его, но ему было приятно порабощать женщин, которые становясь его любовницами, были готовы для него на все.
В квартире Валентины Сергеевны собрались все молодые незамужние женщины, познакомившиеся с ним, во время вчерашнего вечера у Ольги. Хотя у них были сомнения в том, что из-за своей большой занятости, он может не придти, каждая из женщин, надела самое лучшее свои наряды, которые скрывали надетое на них полупрозрачное белье.
Но он, приехал, и привез с собой столько яств, что женщинам не хватило места на большом столе. Выпивая с ним, они пили на брудершафт, кокетливо подставляя ему для поцелуев губы. Целуя их, он обнимал и прижимая ладонями их тугие, упруго сминающиеся груди, чем приводил подвыпивших женщин в сладострастное волнение.
Алкоголь позволил им расслабиться и полностью раскрепоститься. Заигрывая с ним, они то садились к нему на колени, то делали вид, что не замечают его рук, проказливо пробирающихся под их юбки и платья. Касаясь бедер, ляжек и трусов натянутых на половых щелях, он заставлял их краснеть и бледнеть от прилива желания. Его трогающие их интимные местечки руки, пробуждали в их страждущих ласк телах томительное телесное желание.
Хотя Валентина Сергеевна, или Валечка, была почти целомудренной девушкой и за свою жизнь познала лишь одного мужчину, соблазнившего ее в институте заведующего кафедрой, стыдливо краснея и бледнея, танцуя с ним, она податливо прижималась к нему бедрами. В ее молодом, наполненном соками теле, стремительно разгорался костер желания. Сидящие за столом женщины деликатно ?не заметили? как он вывел из комнаты их подругу.. Трепеща от страха, Валечка целовалась с ним в спальне. Его ладони сжимали ее голые ягодицы. Приспустив на ее бедрах трусики, он вытащил член и дрожа от стыда, Валечка вздрагивая насадилась на него.. Закинув кверху помутившуюся головку, размеренно покачиваясь от мощных толчков, глубоко вторгающегося в ее плоть члена, пружиня круглыми ягодицами, она безропотно отдавалась ему.
Заметив вернувшегося от нее Романа, ее подруга Анна пошла посмотреть, что с ней. Грешно темнея половой щелью, Валя лежала на кровати, бессильно раскинув голые ноги.
— Что с тобой милая Валенька? Он замучил тебя? — Сев рядом с ней, сочувственно спросила Аня.
— Ничего. Анечка. Мне ужасно стыдно, но мне было необыкновенно хорошо с ним. Я, бесстыдная, грешная женщина.
— Брось Валечка. Просто ты нормальная, страстная женщина и ничто человеческое тебе не чуждо. Если он нравится тебе, встречайся с ним, занимайся любовью, наслаждайся жизнью. Надень трусы, натягивай юбку и выходи к нам.
— Мне стыдно перед Вами.
— Все это глупости. Поверь мне Валечка. Поверь мне, наши бабы завидуют тебе, тому, что он предпочел им тебя. Они надеются, что следующей возлюбленной, он выберет кого-нибудь из них. Так что не комплексуй по этому поводу, одевайся и выходи к нам. Мы тебя ждем..
Танцуя с ним, Светлана положила на его плечо светловолосую головку. Словно не замечая того, что он уводит ее, она шагнула следом за ним в спальню, но когда он закрыл за ними дверь, она с готовностью подставила ему раскрытые губы.
— Не раздевай меня, — попросила она. — Давай, я подниму юбку, будем заниматься любовью стоя.
— Света, где Вы?
— Не мешай Галка. Дай мне потрахаться с Ромой. Хочешь, подожди своей очереди.
— Пошла ты дурочка! Совсем совесть потеряла, — смущенно вскрикнула Галина.
Стоя перед Романом с поднятой юбкой, быстро двигая и виляя крупным голым задом, Света пылко подмахивала ему.
— Ох, Ромочка! Какой ты великолепный мужчина. Если ты захочешь переспать с женщиной, вспомни меня. Я всегда с удовольствием сниму для тебя трусы. Дам тебе, даже во время школьных уроков.
— Ты очень откровенна, Света.. Признаюсь тебе, ты нравишься мне. Мне вообще нравятся раскованные женщины.
— Спасибо тебе милый. Помни мои слова. Слушай, может пока ты разгорячен, мне позвать к тебе Галю? Она благоговеет перед тобой и охотно даст тебе. Впрочем, в этом доме тебе охотно даст любая баба. Они очарованы тобой.
— А ты разве больше не хочешь? Ведь мы кончили всего по одному разу.
— Еще как хочу, но Галя моя подруга и я хочу, чтобы она тоже получила свою долю удовольствия.
— Рома, ты хотел меня видеть? — Заходя в спальню, смущенно спросила Галина.
Она, безусловно, знала, зачем ее пригласил он, но ей хотелось показать ему, что она не подозревает об этом. Он, поддержал ее игру.
— Иди, посиди со мной. Я немного устал от этого вечера. Давай посидим и помолчим.
Приблизившись к нему, она села рядом с ним. Обняв ее, он прижал к себе и положив ладонь на ее выпуклую грудь, заставил ее сесть ближе. Смущенно краснея, она пыталась снять его руку с груди, но он лишь сильнее стиснул ее. Склонившись над молодой женщиной, хотя она отклоняла лицо, он нежно поцеловал ее. Скользнув в вырез ее кофты, рука Романа пробралась в тесный лифчик и в ней нежно затрепетала ее голая грудь.
— Рома.
— Какая она нежная. Посмотри на меня.
— Чего ты хочешь Рома?
— Тебя.
Осторожно опрокинув ее на спину, не обращая внимания на ее смущенное сопротивление, он поднял на ее бедрах юбку и стянул трусы.
— Рома.
— Молчи Галочка. Ты уже не остановишь меня.
Разжав ее судорожно стиснутые ноги, он упер член в ее половую щель и нажимая на него, преодолел ее сопротивление. Протестующее мычание Галины не остановило его. Войдя в нее, он сделал несколько осторожных движений и лишь тогда она ослабила бедра.
— Прошу тебя, только не кончай внутрь. Я так боюсь забеременеть.
На ночевку у Валентины, остались три женщины. Это были те из них, с которыми он еще не успел переспать. Не ожидая его появления, раздевшись догола, они лежали в общей кровати. Увидев его, они смущенно взвизгнули и по-детски спрятались с головой под одеялом. Выключив ночную лампу, он отобрал у кого-то из них край одеяла и нырнув под него схватил в объятия трепыхающееся в его руках нагое женское тело. Перевалившись через лежащую женщину, он очутился между ними и ввязался с ними в шуточную борьбу. Освоившись с ним, пользуясь численным преимуществом, не слишком смущаясь своей наготы, они дружно навалились на него. В завязавшейся детской борьбе, он хватал их за бедра, мотающиеся груди, поминая под себя оседлывал своих очаровательных противниц и в, конце концов наконец овладел одной из них.
Ощутив знакомое колыхание кровати, остальные отстали от него. Оставив первую жертву, он поймал еще одну женщину и поимев ее, перебрался на следующую пленницу. Они проснулись в обнимку. Открыв глаза молодые женщины со смущением уставились на него, но совместно проведенный страстный вечер сблизил их. Прижимаясь к отвернувшейся от него Людмиле, он нащупал ее влажную щель и войдя в нее, принялся с наслаждением любить.. Получив свою долю удовольствия, не стыдясь его она встала и соблазнительно крутя полными ягодицами, пошла подмываться. Подмяв под себя противящуюся Лиду, он взял ее и глядя в ее затуманенные страстью глаза, начал неспешно двигать членом.
Попав в его объятия, Валерия лежала под ним и покачиваясь от толчков, неотрывно смотрела на него затуманенным взглядом. Со стоном впившись в ее припухшие губы, он долго изливался в нее, совершенно забыв о том, что она может понести от него. Тихо завывая молодая женщина билась под ним, страстно царапая его спину.
Приглашая его в гости, Елена Константиновна почти не надеялась, что он посетит ее, поэтому увидев на пороге своей квартиры Романа, она вспыхнула от радости.
— О, Ромочка! Это Вы? А у меня приехала дочь. Давайте я познакомлю Вас. Проходите в квартиру, не стойте на пороге.
Знакомясь с ним, Виктория с нескрываемым интересом рассмотрела его. Смущенно краснея мама призналась, что с недавних пор влюблена в молодого мужчину и даже успела сблизиться с ним. Ее поразило, что независимая, недолюбливающая мужчин мама с такой легкостью вверилась ему.
Удалившись в ее спальню, они о чем-то горячо спорили, затем мама вскрикнула, охнула кровать и после шумной возни учащенно заскрипела под ними. Виктории было ясно, что там происходит. В этом симпатичном мужчине было много такого, что нравится в них женщинам. Не удивительно, что мама влюбилась в него. Даже она, едва увидев его, ощутила к нему сильное влечение. Но это, скорее всего следствие ее долгой размолвки с мужем, к которому она больше не вернется.
Посидев перед телевизором, она ушла в свою комнату и проснулась лишь к ужину. Он ужинал вместе с ними. Общаясь с ним, Виктория постоянно испытывала тревогу. Он все больше нравился ей.
Ворочаясь в постели, она снова слышала доносящийся из-за перегородки волнующий скрип кровати. Ее воображение разыгралось и она поняла, что бессонница ей сегодня обеспечена.
Пролежав часа три она с досадой поморщилась и встав с кровати, пошла в душ, что-бы полежать в теплой воде. Наполнив ванну, она забралась в нее и лежа в ней незаметно задремала.
— Вика, с Вами все в порядке? — Услышала она сквозь сон тревожный вопрос Романа, но так разоспалась, что не имела сил открыть глаза.
Подняв из воды ее сонно поникшее тело, он понес ее в спальню. Осознавая, что она голая и он видит мельчайшие подробности ее тела, Виктория покорно лежала в его объятиях, боясь открыть глаза. Пусть он думает, что она спит, иначе поймет, что ей приятно находиться на его руках.
Опустив ее на постель, он низко склонился над ее лицом и тихо прошептав: — „Не притворяйтесь Вика, я же знаю, что Вы уже не спите“, нежно поцеловал ее в губы. Не думая, что она делает, она вскинула руки и обняла теплым кольцом его шею. Опустившись на нее, он накрыл ее собой и раздвигая влажные ноги, медленно вошел в нее.
Продолжая прижимать его к себе, она стала медленно вскидывать бедра. Проснувшись в своей постели, Елена услышала скрип кровати в комнате дочери и мгновенно вспомнила ее устремленные на него, полные любопытства глаза.
Едва он уехал на работу, Вика прибежала к ней в спальню.
— Прости меня мама. Рома ни в чем не виноват. Это я соблазнила его. Извини я просто не выдержала долгого одиночества. Мне очень плохо без мужчины.
— А как же твой муж Вика? Что ты собираешься делать с ним? Расстаться?
— Разводиться с ним. И жить у тебя, если ты не против этого, мама.
— Как же я могу быть против дочери? Живи, у меня конечно. А Рома? Пусть он сам выбирает, кому из нас отдать свое мужское предпочтение. Ты женщина, и я не могу осуждать тебя. Он выбрал нас обеих.
Распростертая на животе, Вика лежала под ним слушая как по ее ягодицам звучно шлепают голые бедра Романа. Его член приводил ее в настоящее безумие. Неистовый оргазм затряс ее тело. Не думая о том, что мама слышит ее, она громко и трудно застонала во весь голос.
Дрожащая и бессильная, она лежала прислушиваясь к тому, как мама ревниво выговаривает ему за нее. Но она также не могла долго сердиться на него, и когда кровать начинала громко заскрипеть под ними, молодая женщина осознавала, что они заново помирились. Это продолжалось почти что каждый вечер. Вика давала себе слово, порвать с ним любовную связь, но ее желание было сильнее ее. Она не могла отказаться от его страстных ласк.
Но утром, они мирно завтракали за столом и расходились по своим делам, чтобы вечером снова встретиться в постели. Увидев, что мама побледнела за ужином, затем поперхнувшись, закрыла ладонью рот, она тоже ощутила тошноту, мгновенно осознав, что с ними случилось, они ошеломленно уставились друг на друга. Этого просто не могло случиться, но случилось. Они забеременели от него.
Не замечая их молчаливых взглядов, Роман продолжал спокойно завтракать.
Наконец-то Маргарита разыскала подругу. Как она предполагала Вика удрала от мужа к матери. Увидев ее на пороге ее квартиры, она сразу заметила характерную полноту ее талии. Ее подруга Вика забрюхатела.
— Рассказывай, кто отец твоего ребенка?
— Много ты хочешь знать.
Увидев Романа, она безошибочно отгадала, кто отец будущего младенца подруги.
С заинтересованностью приглядываясь к нему, она подметила, что он с одинаковым усердием ухаживает за Викой и ее мамой. Вот это новость! Он спит с ними обеими! Любопытно, мама и дочь, делят его между собой?
Ночь, показала ей, что они делят его вполне тихо и мирно. Их кровати поочередно скрипели в обеих комнатах. Сначала у Вики, затем у ее матери.
На следующий день, в обед, когда хорошо выспавшись, она лениво побрела в ванную комнату, ей встретился одетый в халат Рома. В устремленном на него взгляде Маргариты сквозил такой искренний интерес, что он усмехнулся. Девушка конечно же слышала, как под ним блаженно охали и по очереди стонали Вика и Елена.
Елена Константиновна безрассудно увлеклась им. Она полюбила его, как женщина, хотя осознавала, что она опытнее и заметно старше его, была убеждена, что однажды он оставит ее, чтобы жениться на Вике или на Маргарите. Не зря же она с такой заинтересованностью смотрит на него.
Совершенно уверенная в том, что едва она отлучится от дома и они бросятся друг другу в объятия, услышав по телефону просьбу горестно рыдающей сестры приехать к ней, она была вынуждена оставить их наедине.
Гневно отшвыривая попадающиеся на ее пути вещи, Наталья разъяренно металась по квартире. Геннадия Павловича не было дома.
— Этот старый козел, изменил мне! Он ушел к этой молоденькой сучке, своей секретарше Алене. Подстилка поганая! Ненавижу!
— Может, еще все образуется и вы помиритесь? — Спросила Елена, прекрасно понимая, что Наташа ни за что не простит ему измену.
Старше ее на тридцать лет, Геннадий не забыл свои привычки. Едва ему подвернулась новая молоденькая претендентка на его стареющее сердце и блага профессора, без сожаления оставив жену, он тотчас переметнулся к ней.
— Вот что Наташа, я не хочу оставлять тебя в таком состоянии одну. Поедем ко мне. Пока поживешь у меня, а там время покажет.
Услышав нотки сочувствия, звучащие в голосе старшей сестры, Наталья с облегчением разрыдалась. Горестно всхлипывая, она послушно оделась и закрыв квартиру, пошла вместе с Еленой.
Открыв дверь комнаты, Роман увидел перед собой судорожно сжимающую руки Маргариту.. Она мечтала о встрече с ним и очень боялась ее. Он обладал такой притягательностью, что она ничего не могла сделать с собой. Ее неудержимо влекло к нему.
Войдя в комнату, Роман выключил свет и отыскав в темноте отпрянувшую от него девушку. Дергаясь в его объятиях, взволнованно трепещущая Маргарита, упала на кровать и их борьба вскоре завершилась его совершенной победой.
Качаясь под ним в полном безмолвии, она из всех сил удерживалась, чтобы не стонать. Спущенные на бедрах трусы, сжимали их тесной резинкой и колоссальный член по этому туго скользил в ее плотно стиснутой щели. Его длинный ствол тер и возбуждал ее клитор. Не сдержав всхлипа блаженства, она конвульсивно изогнулась под ним и содрогаясь в сладких судорогах оргазма, протяжно застонала.
— Подожди, Риточка. Подожди милая, я сейчас!
— Рома, только не кончай внутри меня. Я не хочу рожать.
— Рита, я хочу наполнить тебя своим семенем.
— Нет! Не надо, прошу тебя! — Дергаясь под ним, взмолилась она, но Роман уже изливался в ее страстно содрогающееся лоно, которое жадно всосало его соки любви.
Увидев молодого, симпатичного мужчину, Наталья решила выбить клин клином. Она была очень соблазнительной, в счастливой поре цветения женщиной и, потому ни чуть не сомневалась в своей неотразимости. Она даже не заподозрила, что этот милый Роман, возлюбленный ее старшей сестры.
Желая доставить сестре приятную возможность развеять грусть, помочь ей избавиться от мрачных мыслей, оставив их наедине, Елена неприметно удалилась к себе.
По достоинству оценив притягательность Натальи, он распустил перед ней павлиний хвост. Чутье подсказывало ему, что она готова лететь и обжечься на огне его любви.
Возбуждение воспрянувшей духом женщины сквозило в каждом ее жесте. Его выдавал яркий блеск ее сияющих глаз. Разговаривая с ним, она играла своим роскошным, великолепно сформированным телом. Словно нечаянно обнажая перед ним яблочно круглые колени, она повернулась к столу, подол платья приподнялся открывая его жадно горящим глазам изобильную полнотелость ее сверкающих ляжек.
— Наталья Константиновна! Наташа! — Прохрипел он, положив руку на ее ногу. Его ладонь скользнула по нежной, гладкой коже ее ляжки.
— Ох, Роман, что Вы со мной делаете? — Оборачиваясь к нему, изнемогая от прилива нестерпимого желания, спросила Наталья.
Подчиняясь нажиму его рук, она медленно опустилась на спину. Торопливо шаря в ее трусах, он завалил ее и жарко целуя, он крепко стиснул пальцами пухлые складки ее половой щели. Скользнув по влажной прорези половой щели, его гигантский член, легко, вошел в нее.
— О-о-о, Рома! Милый! Какое это блаженство! — Простонала Наталья, вскидывая живот. — Любите меня!
— Наташа, он мой мужчина, — созналась сестре Елена. — Я не могу отказаться от него.
— Лена, я тоже безумно люблю его. Что же нам делать? Как поделить его? — Жалобно глядя на нее, спросила Наталья. Она поняла, что уже не может жить без него.
— Ты моя сестра, Лена и не можешь быть моей соперницей. Нам с тобой придется делить его. Ты согласна со мной?
— Согласна Леночка. Ты настоящая сестра.
Роман окончательно поселился в их семье. Еще бы, ведь у него было сразу четыре любимые женщины, такие разные и такие прелестные. Они отлично знали, что он спит со всеми, но мирно делились им.
Он уговорил Елену и Наталью спать вместе, а Вика и Рита тоже стали спать в общей постели, чтобы ему не нужно было часто бегать от одной любимой, к другой.
Оставив блаженно вздрагивающую в последних конвульсиях экстаза Елену, он поворачивался к ее сестре и водя ладонью по полной ляжке притрагивался к уже набухшим от ожидания пухлым половым губам Натальи. Подчиняясь ему, она опрокидывалась на спину и накрыв ее своим телом, он брал ее полное, возбужденно вздрагивающее тело.
Моясь с ней, Лена заметила ее полнеющий живот.
— Господи, Наташка, ты тоже беременна! — Воскликнула она, трогая свой круглый живот.
— Да и довольно давно. Я не хотела расстраивать тебя.
— Ты хочешь тоже родить? Неужели ты будешь рожать?
— Почему же нет? Моя Оля уже выросла. Ей семнадцать лет, и я еще способна выносить и родить себе младенца.
— Полный дом беременных баб! Ужас!
— Почему полный дом?
— Потому что Вика и Рита, тоже в положении, хотя страшатся открыться мне.
— Да. Ситуация еще та, — согласилась Наталья. — Но я, все равно буду рожать.
— Я тоже. Да и девочкам не позволю уродовать себя, делать аборты. Пусть они лучше рожают детей. Мне не нужны бесплодные девочки.
— Правильно Лена. Совместно, мы вырастим этих детей.
Того, чего Наталья страшилась более всего, случилось. К ней, неожиданно приехала дочь Оля.
Потому что она необыкновенно походила на нее, Наталья не желала, чтобы увидев ее обольстительную, женственную, такую же крупную, как она, дочь, Роман мгновенно воспылал к ней неугасимым вожделением и сделал своей очередной любовницей. Она была уверена, что узрев ее яркую красоту, очарованный прелестью ее юного и соблазнительного, превосходно развитого тела, он тотчас загорится желанием и непременно соблазнит ее..
Увидев молодого мужчину в окружении мамы, тети Лены и девушек, Оля быстро разобралась во всем, что творилось между ними и живущим в квартире молодым мужчиной.
Неотразимый Роман легко подчинил жаждущих любви женщин, влюбил их в себя, и сделав своими наложницами, беззастенчиво соорудил им животы. А они безропотно подстилаются под него.
Сначала это вызвало у нее внутренний протест. Как он мог так бессовестно поступить с ними?! Ну хорошо, пусть это была тетя Лена, ее мама, наконец, они ведь взрослые, осознающие свое поведение женщины, но зачем он соблазнил молоденьких и несмышленых девушек?
И все-таки, ей особенно было жалко свою красивую и такую сексуальную маму. Не даром он соблазнился ею. Моясь после дороги в душе, она увидела вошедшую маму. Сняв халат, она стала молча тереть ей спинку. Косясь на нее, Оля видела ее начинающий неприметно округляться живот, полнеющие груди, торчащие соски и непроизвольно позавидовала ей.
Судя по всему, она не жалеет о своей поздней беременности. Ей хочется снова пережить пору женского расцвета, ощутить себя молоденькой женщиной.
— Ты любишь его, мамочка? — Тихо спросила она.
— Да, Оля. Я очень люблю его.
— А как же тетя Лена и девочки, которые тоже от него в положении?
— Они тоже любят его. Мы не ссоримся между собой. Мы, решили, что будем делить его. Только прошу тебя, не сближайся с ним. Я не хотела, чтобы ты сделала это.
— Вот еще! — Вспыхнула смущенная девушка. — Отчего ты решила, что этот ловелас и дон Жуан, нравится мне?!
— Потому что я, вижу это. Я вижу также, что мой совет к сожалению запоздал. Ты уже успела влюбиться в него. Это не мудрено. Рома необыкновенно обаятельный мужчина. Если ты … сблизишься или сблизишься с ним, прошу тебя, не повторяй наших ошибок, предохраняйся от беременности.
— Мама, я не собираюсь отдаваться ему. Он мне не нужен.
Она, солгала. Прекрасно осознавая грозящую ей опасность, она все же поддалась его неотразимому обаянию и влюбилась в него. Роман был уверен в этом. Улучив удобный момент, когда их близких, не было дома, он вошел к ней в комнату и вступил с ней в схватку.
Плача и вскрикивая, Оля что было сил сопротивлялась ему.. Навалившись на ее вырывающееся тело, он просто раздирал ее одежду в клочья. Когда под обрывками одежды засияли очаровательные холмы ее грудей, плечи и обнажились бедра, покрывая ее жаркими поцелуями, он обессилил ее ласками. Поняв, что сопротивление бессмысленно, Оля плача позволила ему овладеть собой. Вскрикнув под напором его вторгающегося члена, она судорожно обняла его и покачиваясь от толчков, издала продолжительный стон, свидетельствующий об охватившем ее наслаждении. Он победил ее.
Вывалив из широкой прорехи рубахи большую, наполненную молоком грудь, блаженно прикрыв сонно помутившиеся глаза, Наталья заботливо кормила младенца. Население огромной шести комнатной квартиры увеличилось сразу на четыре крошечных человечка: — трех девочек и одного мальчика. Величины ее щедро дающих молоко грудей, хватало почти всем младенцам, которых она часто по очереди подкармливала. В груди дочери не было молока, а небольшая грудь Риты, давала его мало, поэтому она взяла на себя роль кормилицы их детей.
Елена тоже часто кормила младенцев, но ее груди хватало лишь двум малышам.
Подставляя круто выгнутый с разделенными ягодицами задок, сладострастно охая, стоящая на четвереньках Оленька страстно крутила перед стоящим на коленях голым Романом попкой.
Слушая учащенный скрип кровати, всхлипы и стоны беременной девушки, играющие с малышами женщины лишь молча переглядывались между собой. Они, как и Оленька смирились с этим. Пока они были больны, он стал ее постоянным возлюбленным. Хотя Наталья видела, как неуклонно набухает живот беременной дочери, она молчала. Ругать ее, приводить в чувство и убеждать в том, что занимаясь любовью, ей следует беречься, было уже поздно.
Кутаясь в широкий халат, утомленная любовью девушка покачиваясь вышла из комнаты и избегая смотреть на них, покачиваясь поплелась в ванную подмыться.
— Ты не знаешь, на каком она месяце, Наташа?
— На шестом.
— Он утомляет ее любовью.
— Недели две и ты заменишь ее, — посмотрев на подругу заметила Елена.
— Иногда мне невозможно слышать скрип кровати под ними. Я начинаю сходить с ума.
— Потерпи Лена, осталось совсем немного.
— А тебе Наташа, разве не завидно?
— Очень, но я потерплю. Месяц осталось терпеть.
За время сексуального воздержания, после родов Елена и Наталья еще больше располнели. Женившись на Вике, их общий муж не оставлял их без своего внимания.
Лежа на животе, Наталья широко раскинула толстые ноги и охая от наслаждения, плавно покачивалась под лежащим на ней Романом. Наслаждаясь мягкостью и упругостью ее безмерных ягодиц, он с наслаждением всаживал член в ее набухшую половую щель, ласкающую его своей нежностью. Лежа рядом с ними, Елена с завистью смотрела на них. Ее мучило неистребимое желание. Соски ее больших, поджавшихся, сочащихся молоком грудей, возбужденно сморщились. Сжимая счастливо охающую Наталью в крепких объятиях, он долго изливался в нее, под аккомпанемент ее вскриков и стонов.. Несколько раз содрогнувшись в экстазе, она с облегчением расслабилась под ним, толчками вскидывая под ним зад..
— Ох, как хорошо! Спасибо тебе за ласки, мой ненаглядный, милый Ромочка, — благодарно пропела она, с трудом переворачиваясь на спину.
Положив голову к Елене, он лег на ее грудь, и мягко провел рукой по ее подрагивающему от желания бедру. Оно чутко вздрогнуло.
— Отдыхай, отдыхай милый, я потерплю. Я вижу, что ты устал с Наташей.
Проснувшись на Елене, он открыл глаза и увидел ее наполненный любовью взгляд.
— Я люблю тебя Леночка. Я безмерно обожаю тебя моя милая жена.
— Я тоже люблю тебя милый Ромочка.
Опрокинувшись на спину, она вздрогнула под его членом и мягко обнимая любимого, тихо охая, плавно заколыхалась под ним. Несмотря на то, что ей приходилось делить его любовь с другими женщинами, она была счастлива с ним.
Решив навсегда переехать к тетке, Даша предварительно написала ей письмо. Мало ли что. Может тетя не пожелает принять ее. Получив от нее письмо с приглашением приехать, она немедленно отправилась в путь.
Зная о смерти двоюродной сестры, которая была для нее почти как родная, Наталья не могла отказать племяннице. Приглашая Дашу жить, она была уверена, что как и ее дочь, девушка будет очарована Романом. Тем более, что девушке лишь недавно исполнилось четырнадцать лет. Это пора девичьей влюбленности в красивых мужчин, желание любить и быть любимой.
Выпучив безумные от непереносимого напора, неукротимо входящего в ее растянутую щелочку колоссального члена, придушенно хрипя Даша мотала головой. Вскидывая голову, она смотрела, как в растянутое колечко ее волосатых половых губок медленно влезает мужской член. Такого члена у нее еще никогда не было, хотя у себя дома, она несколько раз участвовала в сексуальных оргиях подруг с одноклассниками, во время которых ее по очереди имели по пять или шесть ребят. Тогда, лежа под ними, она постепенно приходила в возбуждение и под третьим или четвертым мальчиком бурно кончала.
Однажды она ночевала у своей подруги Иры, мама которой находилась в половой связи с молодым парнем. Едва она, истомленная его любовью заснула, он пришел к ним и набросившись на лежащую в постели Иру, запечатав ртом ее раскрытые губы, долго и страстно насиловал ее.
В спальне неярко горел ночник. Даша лежала рядом с ними и невольно видела, как в длинную, взрослую половую щель подруги глубоко вонзился его толстый, длинный член. Ее изумила та легкость, с которой его, как ей почудилось, гигантский член, словно нож в масло, вошел в охватывающее его кольцо ее половых губ. Возбуждаясь оттого, что лежащая рядом девушка смотрит на это, он старался, чтобы она рассмотрела в подробностях весь процесс проистекающего между ними полового акта. Сначала Ира возмущенно дергалась, придушено вскрикивала и вырывалась, но его глубоко вонзившийся член быстро усмирил ее и резко раскачиваясь под ним, расширив незрячие, застланные пеленой желания глаза, она лишь тихо постанывала от блаженства. Позже она призналась ей, что еще ни когда не испытывала такого сказочного наслаждения сексом.
Он кончил два раза, зато Ира сделала это несчетное число раз. Судороги экстаза почти непрерывно сотрясали ее статное тело. Когда уезжая сюда, Даша прощалась с ней, она была уже с животом, на сносях и ожидала от него ребенка. Хотя ее мама знала об этом, она молчала.
Задыхаясь от натуги, Даша теперь понимала, что чувствовала тогда Ира. Едва головка члена коснулась преддверия ее матки небывалый оргазм всколыхнул ее тело и утратив над собой контроль все остальное время она лишь конвульсивно содрогалась под ним, страстно желая, чтобы это чудо никогда не кончалось.
Привезя домой юную маму, Роман бережно занес ребенка в дом. Он был безмерно счастлив со своими четырьмя женами.
0 комментариев
Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.